Проблемы развития ребенка в современном психоанализе

П. Куттер представил развитие психоанализа на протяжении ХХ в. в виде разветвленного дерева различных направлений, некоторые из которых относятся к детской психологии. На основе двух открытий З. Фрейда — бессознательного и сексуального начала человеческого поведения — современники начали психоаналитическую работу с детьми. Если они акцентировали свое внимание на бессознательном в человеческой психике, то зарождалась теория травм (О. Ранк, М. Клейн). Если же в центре внимания ученых были сексуальные влечения ребенка, то создавалась теория влечений (З. Фрейд, А. Фрейд). В теории травмы особую роль играет внешняя причина, в теории влечений доминируют внутренние мотивы. В первом случае ребенок — жертва внешних обстоятельств (раны, шока, потрясения), во втором случае ребенок — виновник, не умеющий и не желающий контролировать свои влечения. Обе теории продолжают разрабатываться и в современное время.   Во второй половине первого года жизни ребенок начинает выделять мать как объект, с которым связано удовлетворение его желаний. С этого момента возникает новая проблема в жизни ребенка — необходимо строить отношения с этим объектом. Как это происходит? Ответ на этот вопрос содержится в теории объектных отношений, которая в детской психологии представлена авторами различных научных концепций.    Дж. Боулби  считал, что для маленького ребенка самое главное — это ненарушенная любовь матери. Благодаря ей, между ребенком и взрослым складываются отношения привязанности. Последовательница Д. Боулби, известный детский психолог М. Айнворт (Эйнсуорт) определяла привязанность как стремление к близости, при достижении которой человек обретает чувство безопасности и покоя. В неблагоприятных условиях развития у ребенка появляется тревога разлуки, протестующее поведение, печаль и страдание.  Р. Шпиц опирался в своих исследованиях на эксперименты американских психологов Харлоу, проводивших наблюдения за детенышами обезьян, которые воспитывались в лабораторных условиях с искусственными матерями, сделанными из проволоки. От одной «матери» обезьянка получала еду, возле другой могла согреться и успокоиться. Оказалось, что уже детеныши обезьяны предпочитают «теплую мать» .Для описания отношений между матерью и ребенком Р. Шпиц ввел понятие аффективного диалога, который, по его мнению, представляет собой нечто большее, чем привязанность младенца к матери. Аффективная взаимность побуждает младенца исследовать окружающий мир, способствует развитию познавательных процессов и соответствующей двигательной активности.
Д. Винникотт. «Нет такой вещи как младенец», — считал он. Любые высказывания о ребенке должны быть и высказываниями о его матери. Нельзя рассматривать ребенка как отдельного индивида, его следует изучать в системе диадических отношений. Привязанность младенца должна рассматриваться наряду с эмоциональным вкладом «достаточно хорошей матери», которая способна эффективно «зеркалить» своего ребенка. Если мать не может почему-либо проявлять по отношению к ребенку удовольствие и радость, его развитие может пострадать. При разлуке с матерью ребенок использует «переходный объект» (любимая игрушка), который позволяет ему установить связь между прошлым и настоящим, между старым и новым, помогает успокоиться.
Х. Когут дал новое направление психоанализу. З. Фрейд считал, что по мере развития личности либидонозная (психическая) энергия отрывается от ребенка и переносится на другой объект. Другой объект становится источником удовольствия для ребенка. Чем более полно произошло это перемещение, тем лучше; тем более здоровой, менее нарциссической будет личность. По мнению Х. Когута, не вся либидонозная энергия должна направляться во внешний мир. Какая-то часть энергии должна сохраниться и быть направлена на развитие самости.

  • Согласно теории самости, для того, чтобы личность ребенка развивалась нормально, необходимо удовлетворение трех базовых потребностей ребенка:
    • потребности в «отражении»: ребенок ждет от родителей ответа на вопрос: «Свет мой зеркальце, скажи, да всю правду расскажи, кто на свете всех милее, всех прекрасней и белее?»;
    • потребности в идеализации родительского образа: для ребенка важно знать, что хотя бы один из родителей является самым умным и сильным;
    • потребности быть похожим на других; если она удовлетворяется, то у ребенка развивается чувство социальной принадлежности, своего общественного статуса.

Э. Фромм различал первичный и вторичный нарциссизм. Первичный нарциссизм свидетельствует о самоуважении. Человек, неспособный по-настоящему любить себя, не любит и других. Человек, не способный любить других, не любит и себя. Вторичный нарциссизм, проявляющийся в повышенном интересе к своему телу, общем эгоцентризме является не самовлюбленностью, а ненавистью к себе из-за отсутствия любви со стороны окружающих. Человек, испытывая любовь к окружающим, не истощается, а обогащается.